Название “кириллица” более древнее чем глаголица, хотя неизвестно, к которому именно алфавиту оно первоначально было приурочено.

Когда и где в первый раз появилось название глаголица — неизвестно, но во всяком случае оно не может быть очень древним, т.к. ни у Храбра, ни в греческих и латинских житиях св. Кирилла и Климента, славянская азбука не носит специального названия.

Есть некоторое основание думать, что оно обозначало именно то, что теперь известно под названием Г., а именно в новгородской рукописи пророков Упыря Лихого, списанной с древней глаголической рукописи 1047 г., сказано в предисловии: “Яко сподоби мя написати книги си ис курилоце”. Если здесь сохранилась первоначальная традиция, в таком случае следует признать, что слово “кириллица” в теперешнем смысле получило свое значение уже позже, когда глаголица вышла совершенно из общеславянского употребления.

Исследователь Вс. Миллер в замысловатой форме глаголицы видит признак личного творчества, потому приписывает изобретение ее св. Кириллу. Кирилловские же письмена, так сказать, сами собою завелись у славян задолго до IX в., вследствие практических потребностей: это просто греческие уставные буквы, которые употреблялись славянами при составлении договоров и т. п.

А активное торговое и военное взаимодействие славян с греками было очень давним как мы знаем.

Древнейшие глаголические рукописи отличаются не очень округленным почерком; но уже в XI в. памятники писаны вполне округленной Г., изобилующей множеством кружков. Затем Г. с течением времени становится все более и более угловатой. Уже в XIV веке настолько переменилось ее начертание, что тот, кто свободно читает Мариинское или Зографское евангелия, не сразу может справиться, напр., со второй частью Реймского ев., написанною хорватской Г.

На Востоке, в православных славянских странах, Г. весьма рано заменена была кириллицей, которая, в свою очередь, со временем несколько изменилась и в этой обновленной форме известна была в Боснии в XV — XVI вв., под названием буквицы.

Летописные источники не согласны в разрешении вопроса, где и когда святые мужи изобрели славянскую азбуку.В одном месте мы читаем, что они отправились в путь уже с переведенными некоторыми священными книгами, другие же источники позволяют думать, что святые братья начали перевод только в Болгарии. Зато относительно самого факта изобретения азбуки везде мы видим согласие.

Исследователь Шафарик высказал весьма правдоподобное мнение, хотя тоже гипотетическое, что св. Кирилл изобрел глаголицу, а св. Климент — кириллицу. И так мы видим, что до сих пор не решен вопрос, кто именно был изобретателем глаголицы и кириллицы.



Теперь следует вопрос, какой алфавит лежит в основании этих двух славянских азбук. Для кириллицы дело совершенно ясно, по крайней мере, в одной части, а именно, что главным ее основанием служит греческий уставный алфавит, которого буквы без существенных изменений повторяются в кириллице.

Не так легко решить вопрос относительно тех букв, которых недостает в греческом алфавите и которые есть в кириллице. О них высказано несколько различных мнений. Но надо заметить, что некоторые из этих букв похожи на соответственные буквы глаголицы. Еще труднее решить вопрос о глаголице, которая имеет начертания совсем не похожие ни на какой известный алфавит.

Есть не мало источников, которые доказывают существование письма в России в дохристианские времена. В договоре Олега с греками говорится следующее: «аще ли створить обряженье, таковый возьмет уряженое его; кому будет писал наследити именье, да наследить е». Здесь дело идет о письменных завещаниях в России. В договоре Игоря с греками мы читаем: «ныне же уведел есть князь ваш посылати грамоту ко царству нашему (греческому): иже посылаеми бывают от них сли и гостие, да приносят грамоту, пишуче сице».

* * *

Долгое время в исторической науке господствовало мнение, что история славянской письменности начинается со второй половины IX века, с создания славянской азбуки византийским ученым Константином (в монашестве Кириллом). Вместе с христианством распространялось это письмо по славянским землям.Но постепенно, по крупицам, накапливались документы, свидетельствующие, что письменность у древних славян возникла много раньше принятия христианства.

Мы знаем, что любая наука опирается на источники, факты. Давайте попробуем поговорить о древнейшем славянском письме с их помощью. Обратимся к письменным источникам.



Старейшим сообщением о наличии письменности у славян считается «Сказание о письменах» черноризца Храбра, болгарского монаха, жившего на рубеже IX — X веков. Он писал:«Прежде убо славяне не имеху книг, но чертами и резами чьтеху и гатааху погани сущее». На современном русском языке это звучит так: «Когда славяне были язычниками, то не было у них своих книг, потому считали и гадали они при помощи чертов и резов». (Да, славяне писали на деревянных дощечках и бересте. А что в этом плохого? Это лучше чем убивать стадо баранов или коров ради одной книги.) О славянских загадочных письменах есть сообщения у арабских авторов. Путешественники и ученые Х века Ибн-Фадлан, Эль-Масуди и Ибн ан-Надим сообщали, что русы имели письменность, отличную от латиницы, что состояла она из 21 или 22 букв и даже приводили образцы такого письма.

Первым русским источников о славянах является «Повесть временных лет». Из нее мы знаем, что славяне задолго до принятия христианства имели военные и торговые отношения с могущественной Византийской империей. Русские князья совершали походы на Византию, а затем заключали с ней договора.По международным законам договора заключались «на двое харатьи», т.е. на двух языках. Следовательно, один экземпляр договора должен был быть написан на славянском языке. Самым известным историкам был договор, заключенный между Русью и Византией князем Олегом в 911 году.

Согласно договору, русские купцы имели право жить месяц в Константинополе за счет византийцев, но обязаны были ходить по городу без оружия. При этом купцы должны были иметь при себе письменные документы и заранее предупреждать о своем приезде византийского императора. В том же договоре написано, чтодревняя дружба между Византией и Русью «многажды» была подтверждена «не только словом, но и писанием», т.е. более ранними письменными договорами.

Да и самом Житии (биографии) создателя славянской азбуки Кирилла можно найти упоминание о существовании славянских письмен.

Ещё факты и свидетельства

Примечательно, что архиепископ Новгородский Геннадий в конце XV века ратовал за просвещение русского духовенства, сетуя, что «…не можем добыть, кто бы горазд грамоте …кого бы избрати на поповство… он ничего не умеет, только то бредет по книге, а церковного настатия ничего не знает…».

При этом из цитируемого отзыва архиепископа ясно, что речь идет о грамотных русских людях, представленных Геннадию для экзамена на предмет пригодности к церковному богослужению, но не знающих при этом церковнославянского языка!

Иными словами, гражданской русской письменностью владели гораздо больше людей, чем церковнославянской. Большинство русских людей до начала XVII века и прихода к власти Романовых были грамотными – в частности, все казачество. А затем «тишайший» царь Алексей Михайлович Романов истребил поголовно грамотных староверов. При нем же и его сыне Федоре уничтожены разрядные книги и почти все подлинные документы, касавшиеся истории доромановской Руси. Именно Алексей Михайлович окончательно закрепостил большинство населения, чем и сделал его неграмотным к началу XVIII в., так что Петру I пришлось приглашать иноземных учителей. После смерти Петра во времена бироновщины Миллеры-Байеры-Шлецеры и начали писать «древнерусскую» историю на западноевропейский лад.

М.В.Ломоносов, внесший неоценимый вклад в русскую науку и культуру, первым среди ученых провел критический анализ церкославянской азбуки и обозначил принципиальную границу между нею и гражданской русской азбукой, прямой наследницей праславянской азбуки.

Ряд авторов X – XI вв.– Ибн Фадлан, Ибн-Эль-Недим, Титмар Мерзебургский и др. упоминают некие «письмена», использовавшиеся славянами. В частности, Титмар Мерзебургский, описывая западно-славянскую крепость-храм Ретра (Радигощ, Радогост, Радегаст) на острове Рюген, пишет, что на каждом из имевшихся в святилище идоле было вырезано имя божества, им изображённого, письменами, чем-то напоминающими германские руны. (Бронзовые изображения богов лютичей и ритуальные предметы из Ретринского храма были найдены в земле деревни Прильвиц в конце XVII века. Фигурки покрыты славянскими «руническими письменами». Сохранились лишь их репродукции, в российской официальной науке объявлены фальшивками).

Ибн Фадлан, арабский посол в Волжскую Булгарию в 922 г., рассказывает о нравах и обычаях русов, прибывших по торговым делам в Булгарию. После ритуального сожжения умершего соплеменника русы оставили надпись на могиле:

«Потом они построили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга (белого тополя или берёзы), написали на ней имя [умершего] мужа и имя царя русов и удалились.»

К сожалению, Ибн Фадлан не оставил более подробных заметок о этнографической принадлежности русов, которые, судя по его описанию, являлись скандинавскими варягами, давно обосновавшимися на славянских землях и владеющими отдельной рунической письменностью.

Арабский писатель Ибн-аль-Надим в «Книге росписи известий об ученых и именах сочиненных ими книг» (987-988 гг.) сообщает:

«Русские письмена. Мне рассказывал один, на правдивость коего я полагаюсь, что один из царей горы Кабк [Кавказ] послал его к царю Русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезываемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображения, не знаю были ли они слова, или отдельные буквы, подобно этому.»

Однако надпись, сохранённая Ибн-аль-Надимом, настолько искажена, стилизована под арабское письмо, что расшифровать её до сих пор ее удалось.Предполагается, чтобелое дерево для письмабыло просто берёзовой корой.Небрежно срисованная Ибн-аль-Надимом «русская» руническая надпись внешне напоминает скандинавскую руническую монограмму. Подобные монограммы изображались, например, на перстнях скандинавских воинов, служивших в Киевской Руси.

Большое внимание исследователей привлекают загадочные знаки, встречающиеся наряду с кирилловскими надписями на старорусских календарях и на пряслицах X–XI и более поздних веков. В 40-50-х годах текущего столетия многие пытались увидеть в этих знаках прототипы глаголических букв. Но в настоящее время ученые склоняются к пониманию этих знаков как славянских мистических символов.

Имеются указания о применении письменности на Руси и начале X в. и в договорах русских князей Олега и Игоря с Византией. Так, в договоре Олега с греками (911г.) есть указание о существовании у русских письменных завещаний. В договоре Игоря с греками (944г.) говорится о золотых и серебряных печатях, о посыльных грамотах, которые вручались русским послам и гостям, отправляющимся в Византию. Включение же в договоры с Византией особых пунктов о завещаниях, посыльных, гостевых грамотах и печатях доказывает не только то, что все это уже существовало на Руси начала X в., но также и то, что к X в. это стало распространенным явлением. Памятниками русской письменности X в. должны считаться и сами договоры с Византией, так как перевод их с греческого на русский современен договорам. Особенно интересно имеющееся в договоре 911 г. указание, что Русь и Византия и в более давшие времена (т.е. еще в IX в.) решали спорные вопросы «не только словесно, но и письменно».

К еще более раннему времени, чем договоры русских князей, относятся договоры болгарских князей с Византией.Первый из этих договоров был заключен в 714 г., второй договор (несомненно, письменный) — в 774 г.

Известно, что договоры Византии с другими народами, как правило, составлялись на греческом языке и на языке той страны, с которой Византия заключала договор. Но первые договоры болгар с Византией были заключены задолго до создания азбуки Кириллом, а первые договоры восточных славян – задолго до официального принятия ими христианства (988г.) и распространения у них кирилловской азбуки. Следовательно, второй экземпляр этих договоров был написан протокириллическим русским письмом.

Имеется в литературных источниках еще одно сообщение, свидетельствующее о существовании у славян письма. Это сообщение персидского историка Фахр ад Дина (начало XIIIв.), согласно которому хазарское письмо «происходит от русского».


ne-gnushajtes-horoshih-sovetov.html
ne-govorite-tak-kak-ono-est.html
    PR.RU™